Константин Андрикопулос: Семь измерений успеха

Константин Андрикопулос: Семь измерений успеха

БРАТЬ ОТ ЖИЗНИ ЛУЧШЕЕ

- Про вас говорят: «Самый улыбающийся бизнесмен в стране». Много ли сегодня поводов для оптимизма у директора по развитию?

- В Bosco мы многое предприняли для развития компании на протяжении последнего года, поэтому мы с надеждой смотрим в зимний сезон. У нас будет много открытий в 2015 году. Более того, Bosco впервые вышел за пределы своих знаковых торговых центров — ГУМа, «Петровского пассажа», «Весны», «Смоленского пассажа», — новые магазины откроются в «Авиапарке», «Капитолии Кунцево», в «Крокус Сити Молл». У нас есть желание встретить новых клиентов в новых пространствах. Конечно, в стране много переживаний и нет оптимизма, потому что есть сложности в экономике в целом и в потребительском секторе прежде всего. Есть опасения, что покупатели будут неохотно идти в магазины. С другой стороны, мы понимаем, что люди по-прежнему хотят получать удовольствие, и потому без покупок здесь не обойтись — надо же доставлять радость себе любимому. Да, прошли времена, когда деньги тратились легко, сегодня их считают все, но когда у человека хорошее настроение, когда вокруг располагающая, теплая атмосфера, ему проще расстаться с ними. Для Bosco крайне важно создание пространства. Поэтому с лета я взял на себя ответственность за работу с клиентом в формате Bosco Privé — это привилегированный клуб для друзей и клиентов. Я занимаюсь созданием такого эксклюзивного пространства, чтобы предоставить нашим клиентам достойный способ шопинга, времяпрепровождения и привилегии. Так вот, новые локации магазинов и создание атмосферы в нынешнем пространстве — это выбор в непростые экономические времена, но именно он нам внушает оптимизм. Сегодня важно не столько экстенсивное или интенсивное развитие, сколько правильная и продуманная политика продаж.

- Вы как-то сказали в интервью, что главное в бизнесе — это команда. Что Bosco предприняли для того, чтобы сохранить у сотрудников мотивацию и уверенность?

- Когда ситуация на рынке усложняется, меняются ценности. Люди становятся ближе друг другу. Недаром говорят: трудности сплачивают людей. Это касается и семьи, и тех, с кем ты работаешь. В неспокойные, в том числе и в профессиональном плане времена важно объединить людей, повысить их лояльность к компании. Bosco в этом плане особенная организация. Многие сотрудники находятся в ней более 15 лет — что большая редкость для России, потому что они связаны с той жизнью, которая происходит вокруг работы. Ни одна компания в стране не имеет столько social накоплений, не строит столько, сколько Bosco, — начиная с Олимпиады и участия в мире спорта и заканчивая культурой: фестиваль «Черешневый лес», каток на Красной площади, новогодние праздники и балы для сотрудников, «Спасская башня», которая сейчас проходит под окном. Конечно, для топ-менеджмента есть корпоративы. Последний состоялся в июле: мы ездили в Суздаль и невероятно провели там время. Темой были стартапы — мы разделились на семь групп, и у каждой был свой проект. К нам присоединились модераторы из бизнес-школы «Сколково». Но все это происходило после укрепления корпоративного духа путем посещения самого Суздаля, вечернего ужина у реки и бани. Надо заметить, что у Михаила Куснировича есть уникальная способность удерживать людей вокруг себя. Конечно, деньги нужны — все мы работаем за зарплату, но есть и другие ценности. Работа в Bosco — это как образ жизни. Трудиться за деньги можно где угодно, но Bosco — та семья, в которой хочется находиться. Это помогает всем нам с оптимизмом двигаться вперед даже в непростые времена.

«ДОВЕРЯТЬ ТЕМ, КТО РЯДОМ»

- Не потому ли вы в ней уже 17 лет?

- В Россию я приехал, мотивированный знакомством с Михаилом Куснировичем и его супругой Екатериной Моисеевой, которая на сегодняшний день является главой коммерческого комитета компании и моим непосредственным руководителем. Я с ними познакомился в Париже, где работал управляющим бутика Kenzo. Это было в 1994 году. Через год я был приглашен на открытие магазина Kenzo в «Петровском пассаже». Последующие два года наша дружба только развивалась. Я понял, что это необыкновенные, радушные люди, каких нечасто встретишь. Я переехал в Россию ради желания открыть для себя новую страницу жизни, но в первую очередь из-за них. Я понимал, что этим людям можно доверять. Если ты доверяешь машине, ты хочешь сидеть за рулем. Если доверяешь друзьям, ты хочешь поехать к ним в гости на выходные. Если ты доверяешь шефу, ты поедешь к нему куда угодно и будешь стараться сделать все, что в твоих руках, на благо нашего дела.

- Вы перебрались в Россию как раз перед кризисом 1998 года. Как он сказался на вашей уверенности?

- Вера в людей, которые управляли компанией, не позволяла даже подумать о том, чтобы вернуться во Францию. Кризис начался спустя полгода после моего переезда, и уже тогда я видел в этой стране огромные возможности для развития. Я был удивлен тому, что многие из бизнесов здесь только начинались или не существовали вовсе. В 1995 году не было доставки пиццы. Появлялись алкогольные бренды, банки. Но главное, у меня была уверенность в том, что во время кризиса можно использовать появившиеся возможности.

Что вам вспоминается, когда вы сегодня заходите в «Петровский пассаж»?

С тех пор многое изменилось, даже век поменялся. Бренд Kenzo тоже стал другим. И скоро случится знаковый момент — 23 сентября, на месте того самого первого бутика Kenzo мы откроем магазин Paul Smith. Что поделать, жизнь меняется, приходят новые люди, но это здорово. В том бутике я проработал много лет. Когда я переехал в Россию, я не знал языка и многое делал: занимался мерчандайзингом, оформлял витрины, был стилистом, помогал продавцам с переводом. Я приехал со своим багажом знаний и опыта, но русские быстро всему научились, и сегодня уже европейцы просят нас научить их технике работы в ритейле.

«ДУМАТЬ, КАК РУССКИЕ»

- Тяжело ли вам приходилось без знания русского языка, попадали в неловкие ситуации?

КА: Со мной это происходит каждый день. А в 1998 году Россия мне и вовсе казалась экзотической. Со мной, человеком из другой страны со своей призмой восприятия, все время случалось что-то забавное. Но я сразу понял: чтобы узнать страну, понять ее людей и жить полноценной, интересной жизнью, нужно освоить базовые коммуникации на русском. Поэтому я даже не пытался общаться на английском — только по-русски, даже когда знал всего два слова. Я старался не судить по своим шаблонам, а наоборот, пытался заставить себя думать так, как думают местные.

- Как вы изучали российскую культуру?

- Культура — это люди. Конечно, это кино и книги, но это еще и жизнь. Поездки к друзьям и с друзьями, ежедневное общение с продавцами, с коллегами, наблюдение за тем, как люди живут, отдыхают, работают. Это единственный способ понять страну и ее культуру — не абстрактную, а жизненную.

- Когда вы поняли, что результат работы в России превосходит ваши самые смелые ожидания?

- С самого начала. Было очевидно, что в стране много возможностей. Рынок тогда не был таким конкурентным, как сегодня. Сейчас он переполнен во всех сегментах — как в Европе, а тогда были ниши, которые можно было занять. И я сразу понял, что лучше работать здесь, даже с учетом кризиса и административных сложностей, чем вернуться туда, где огромная конкуренция.

«БЫТЬ МОДЕРАТОРОМ СВОЕЙ ЖИЗНИ»

- Грек из хорошей семьи, с дипломом Сорбонны, прибывший из Парижа и работающий в модном бизнесе — этого оказалось достаточно, чтобы войти в московский богемный круг?

- Моя греческая семья, с которой я был еще вчера, очень скромная. (Константин только что вернулся из Греции, где проводил отпуск. — Прим. авт.) Она всегда была достойной, но никогда мы не были богатыми. Вчера я встречался с одноклассником, которого не видел 30 лет. Я рассказал ему, чем занимаюсь, и он сказал: «Правда? Неудивительно! Ты еще в школьные годы старался одеваться не так, как все». Действительно, уже тогда я пытался выделиться из толпы. Приехав в Россию в 1998 году, помимо мерчандайзинга и оформления витрин, я вскоре стал одевать селебрити. Представители кино, музыки и театра — все они были знакомыми Михаила Куснировича, а я как новый сотрудник магазина одежды имел честь быть представленным им и непосредственно одевать их. Я стал им добрым другом, который помогает выглядеть красиво. Это автоматически дало мне пропуск в московское светское общество. Я в светской хронике с 1998 года; с тех пор появлялись разные персонажи, и ярче, и интереснее. Секрет моей долгоиграющей истории в том, что я всегда держался с уважением к обстановке, к людям. Я никогда не судил людей вокруг через призму французской самодостаточности, а принимал их и уважал такими, какие они есть. Думаю, это ценится больше всего.

«НАХОДИТЬСЯ В ЭПИЦЕНТРЕ СВЕТСКОЙ ЖИЗНИ»

- Списки самых завидных женихов столицы, которые так любят составлять глянцевые журналы, до вашей женитьбы редко обходились без вашей фамилии. Вы сами пытались понять, в чем собственно предмет зависти вам?

- В природе женского пола стремление к красивой жизни, желание находиться в обществе, где происходит все самое интересное, the place to be. И это не купишь за деньги. Поэтому предмет зависти — не в финансовом состоянии, а в моем социальном статусе. Я имею доступ ко всему самому интересному, что происходит в жизни. Как минимум в московской. Но в последние годы самыми завидными женихами являются вовсе не персонажи глянцевых журналов. Менталитет изменился. Обратите внимание, сегодня в списках разных журналов, в том числе и в Forbes, появляются люди low profile, находящиеся за кулисами, но имеющие очень хорошее состояние.

- Вам удалось конвертировать свою светскую популярность во что-то ощутимое?

- Конечно. За все эти годы вокруг появилось множество друзей, знакомых и клиентов для компании. Как справедливо считается, люди — это и есть самое дорогое.

- Вам не кажется, что светская Москва как отдыхала, так и продолжает отдыхать, и эти люди и финансовый кризис находятся в совершенно разных плоскостях?

- Люди «из другой плоскости» как были, так и остались. Все гостиницы Санкт-Морица, Сен-Тропе по-прежнему невероятно блестят. Но жизнь вносит свои коррективы. И размах светской жизни, который наблюдался еще год назад, сильно сократился. Все стало поскромнее. Хотя вершина всего этого айсберга, все самое богатое и роскошное — то, что печатает глянец, оно осталось. Но так везде, в любой стране. Судовладельцы в Греции как блестели, так и блестят, хотя самой Греции сейчас не до шика. Это вопрос эволюции. Я вижу, последние два года были довольно трудными — затраты на рекламу, на мероприятия, даже на собственные, частные, празднования сократились очень сильно. Но жизнь продолжается, и ключевые люди остались, просто теперь они играют по другим правилам. Так во всех областях — в бизнесе, в ритейле, в светской жизни: кризис заставляет уточнять подход к делу, быть более рациональным.

- Вас часто можно встретить на баскетболе. Это тоже часть светской жизни?

- Я люблю баскетбол. И если вы заметили, я болею за несколько команд. За «Олимпиакос» — это моя греческая команда, она часто попадает в Final Four Евролиги и часто встречается там с ЦСКА, за который я тоже болею. Очень сложно, когда встречаются две твоих команды, тогда я болею за ту, что лучше играет. (Смеется.) Я знаком со многими поклонниками и звездами баскетбола, в основном благодаря Олимпиаде — все-таки три Олимпиады вместе: Афины, Пекин, Лондон. В команде Греции у меня много знакомых. Помню, в Пекине был забавный момент. После матча игроки решили поехать в центр города, а у меня машина стояла прямо у входа в Олимпийскую деревню. И вот весь этот народ (Андрикопулос показывает фотографию на смартфоне и перечисляет фамилии игроков: Папалукас, Зисис, Спанулис, Бурусис…), все девять человек влезли в мою машину. Тео (Теодорос Папалукас. – Прим. авт.) сказал тогда: «Мы все поместимся в твоей машине, а толстяка оставим». (Смеется.)

- Схорцианитиса?

- Да. Софо (Андрикопулос показывает свою фотографию с темнокожим греческим гигантом Софоклисом Схорцианитисом по прозвищу Baby Shaq) остался в Олимпийской деревне и грустил. (Смеется.) Кстати, баскетбол свел меня с греческой диаспорой в Москве. Это было пять лет назад. Во время ужина в греческом посольстве я объявил: «Я знаю, мы все любим этот вид спорта, мы все практикуем, так давайте, кто хочет, в пятницу по вечерам играем в ЦСКА». Баскетбол — отличная возможность познакомиться с бизнесменами, дипломатами, в последние пару лет к нам подтянулись греки из консалтинговых, юридических и телекоммуникационных компаний, потихонечку присоединяются и политики.

- В свое время было много разговоров о чрезмерно дорогом жилье Теодороса Папалукаса, которому ЦСКА снимал дом в Поселке художников на Соколе. Бывали у него в гостях?

- Конечно. Но последний раз я встретил его в прошлом году в Греции. Он уже женат, у него новая жизнь. Тео познакомил меня с молодой кровью команды, все эти ребята играют в Америке. У нашей сборной никогда еще не было столько сильных игроков, но «команды» еще нет. Мне кажется, Фотис Кацикарис сейчас проявляет себя и собирает команду из этих талантов.

«НЕ УПИРАТЬСЯ В ТУПИКИ»

- Папалукас на заработанные здесь деньги открыл в Греции детскую баскетбольную школу. Вам не хотелось организовать что-либо на родине?

- Моя страна всегда дышала оптимизмом, а в последние два года я этого не вижу. Предпринимательская жилка, которая у греков в крови, больше не играет. Нет ни драйва, ни движущей силы, ни энтузиазма что-либо делать. Это грустно. Я бываю в гостиницах, в маленьких и побольше, и в двух случаях из трех владелец хочет продать бизнес. Жалуется, что работать стало сложно. Предпринимателей задушили налогами. В августе я сетовал грекам: «Когда я прилетел сюда 15-го, курс евро был 69, а сейчас, 27-го, 82». Они только посмеялись: «Да ладно. Вы жалуетесь на евро, на цены на нефть, а у нас и нефти нет». Греция очень тяжело переживает этот кризис. А еще: моя страна теперь — Россия!

- В Греции все есть — сейчас о вашей родине так не скажешь?

- В ней по-прежнему все есть. Нет только движения вперед.

- Мы сейчас с вами поедем на машине. Вы как-то сказали: «Не важно, на чем ты ездишь — на дорогом автомобиле или на велосипеде». Вы сами как часто ездите на двух колесах?

- Часто. Летом, когда погода позволяет, я всегда на двух колесах. Езжу на веспе, даже когда в костюме. Вы знаете, на удивление очень хорошее отношение русских к двум колесам. Не то, что в Европе, — огромное количество мотороллеров и мотоциклов там раздражает автоводителей, они очень агрессивны. В России — другое дело. Да, не всегда тебя на дороге замечают. Но когда видят, все вежливы. Это приятно. Еще мы каждое воскресенье с супругой катаемся на велосипедах на ВДНХ. Там Bosco впервые создал в этом году прокат велосипедов.

- Мы сейчас с вами поедем на машине. Вы как-то сказали: «Не важно, на чем ты ездишь — на дорогом автомобиле или на велосипеде». Вы сами как часто ездите на двух колесах?

- Часто. Летом, когда погода позволяет, я всегда на двух колесах. Езжу на велосипеде, даже когда в костюме. Вы знаете, на удивление очень хорошее отношение русских к двум колесам. Не то, что в Европе, — огромное количество мотороллеров и мотоциклов там раздражает автоводителей, они очень агрессивны. В России — другое дело. Да, не всегда тебя на дороге замечают. Но когда видят, все вежливы. Это приятно. Еще мы каждое воскресенье с супругой катаемся на велосипедах на ВДНХ. Там Bosco впервые создал в этом году прокат велосипедов.

«БЫТЬ БЛАГОДАРНЫМ СУДЬБЕ»

- Вы сделали карьеру в России, а многие россияне ищут возможности уехать в Европу. Что вы можете сказать им?

- Хорошо там, где ты есть. И где ты можешь использовать свои особенности и компетенции. А это может быть Россия, если есть возможности, или заграница. Do what you good at. Просто развивайся в той области, где ты хорош.

ABOUT THE SPEAKER

Константин Андрикопулос

Директор по развитию Bosco Di Cilegi, бизнесмен.

Другие статьи автора

Смотрите так же

6 Февраля

Наталия Матусова: Эверест как школа лидерства

Альпинизм помогает не только узнать себя, но и освоить новые навыки, которые пригодятся как при восхождении, так и в повседневной или профессиональной жизни. Наталия говорит об универсальном алгоритме достижения результатов, о командных и лидерских приёмах, об управлении и системе постановки целей.
Наталия Матусова
28 Января

Николай Прянишников. Каким должен быть современный топ-менеджер?

Гендиректор сети фитнес-клубов World Class Николай Прянишников рассказывает о том, каким он видит современного топ-менеджера, почему стоит менять компании или проекты каждые два года и почему для руководителя уже не важно, из дома работает сотрудник или из офиса.
Николай Прянишников
28 Января

Александр Кравцов: Главные выводы за последние 25 лет

Мы поговорили с Александром о том, от чего он устал в бизнесе за 25 лет; как создавать идеи и не терять прибыль; зачем нужны деньги; почему «бирюзовые» компании похожи на бензопилу и почему нужно играть против рынка.
Александр Кравцов

Наверх