Лариса Гузеева: Я кипяток и лед!

Лариса Гузеева
Лариса Гузеева: Я кипяток и лед!
- Лариса, вы не раз рассказывали, что жизнь достаточно сильно побила вас. Сейчас все ок?

– В целом да, ок! Хотя не все так просто. Мотаюсь по стране с антрепризными спектаклями и играю по 15 в месяц. Плюс шоу «Давай поженимся». Кручусь как белка в колесе и разрываюсь на части.

- А как же ваш супруг Игорь? Он же именитый ресторатор, а значит богатый мужчина?

– Я вас умоляю! Конечно, Игорь не бедный, но и запросов с годами становится больше. Дети растут и их нужно содержать и лелеять. Когда в семье работает только мужчина – сложно. Да я и сама привыкла пахать и даже представить не могу, каково это – быть домохозяйкой.

- История вашей жизни вызывает ужас и восхищение. Как же вы, пережившая столько, смогли устоять, не сломаться и стать счастливой?

– Человек, который прожил определенную жизнь, обязательно через что-то проходит. Если только он не в коконе живете. Даже принц Чарльз страдал, живя в роскоши и имея, казалось бы, все. Но кому – то выпадает больше испытаний, а кому-то меньше. У меня были периоды, когда я была на грани отчаяния, случались депрессии и даже запои. Выйти из депрессии помогли врачи, все остальное преодолела сама. Да, на мою долю выпало немало. Но это нормально.

- Нормально что, страдать?

– Да, а как по-другому? Если ты видишь, слышишь, ощущаешь, то нужно быть конченым дегенератом, чтобы прожить жизнь играючи.

- Но ведь каждая женщина мечтает быть слабой и почувствовать себя принцессой в руках своего мужчины?

– А я не мечтаю и не живу грезами, а реально вижу жизнь. А реальная жизнь ой какая суровая. И потом, что значит слабая и сильная женщина? Вот, например, сильная женщина приезжает в Москву и идет работать на две работы, а слабая идет на панель и рассказывает при этом, что ей тоже хочется кушать. А работать няней или мыть полы в парикмахерской ей не хочется, потому что тяжело. Так вот, сильная женщина там, где тяжело, а слабые, там где легко и еще ищут себе оправдания. Я там, где тяжело и оправданий не ищу, зато мне легче засыпать, потому что совесть чиста.

- А вы с детства знали, что вы особенная?

– Я с рождения, ничего кроме того, что я самая красивая и самая талантливая и самая лучшая, не слышала. Для меня было нормой, что мной всегда восторгаются и любят. Для меня такого не было, что я дожила до определенного возраста и узнала, что я какая-то не такая. Для меня это была норма. То же самое происходит сейчас и с моей дочкой. Моя мама, мои тети, «портят» (это я кокетничаю, конечно) мою дочь Олю своим вниманием и обожанием, каждый день твердят ей, что она лучшая в мире дочь и внучка. Никто не знает, какая жизнь ждет наших детей. Но зато, дочь моя будет вспоминать свое детство как самое лучшее время ее жизни.

Поэтому, если у нас с мамой и моей родней есть возможность взрастить дочери крылья и дать этим крыльям окрепнуть, то это здорово. У меня есть подружки, которым их мамы с детства говорили, что в них нет ничего особенного, что они страшненькие и что они должны делать то-то и то-то, чтобы их полюбили. У меня такого не было. Я знала, что меня любили по факту моего существования, по факту моего рождения и прихода на эту землю. Вот и все. Конечно, потом мне пытались немножко подрезать крылья, но я взрослела, язык мой становился все острее, ум изощреннее, а сердце более жестким.

- Лариса, нарисуйте словесно понятие «счастье».

– Люди, которые говорят, что счастье – это миг, путают это понятие с оргазмом. Мне кажется, счастье – это длительный отрезок времени, когда ты осознаешь, что ты счастлив

Но это уж точно не миг. Я такой земной человек, что для меня счастье – это абсолютно земные и обыкновенные вещи. Мамочка, слава богу, здорова, в семье все хорошо. Дети здоровы, есть где жить, есть что есть, есть работа. Ну, разве это не счастье? А чего-то заоблачного, я не испытывала и даже не знаю, что это такое.

- Ваш сын от предыдущего брака Георгий общается с отцом?

– Я сделала все, для того чтобы при закрытой границе и возникших неурядицах между нашими странами, отец и сын общались. Есть интернет, есть телефоны, посредством которых можно общаться.

Они видятся и вживую, когда Каха приезжает в Москву. Георгий иногда гостит у отца в Тбилиси.

Это только придурочные женщины, идиотки и сволочи, продают своих детей мужьям за машину, квартиру и ставят условия торга. Для меня это вообще дико.

Каха умный и прекрасно понимает, что сегодня, в сложившейся ситуации в наших странах, Георгию лучше жить со мной. Более того, Каха в прекрасных отношениях с моим нынешним мужем Игорем.

- Лариса, так получилось, что вас воспитывал отчим и у Георгия тоже отчим. Скажите, когда ребенок растет под влиянием отчима – это всегда плохо?

– Мой отчим и отчим Георгия, это глаза и задница. Георгию повезло так, что если бы мне повезло так в свое время, я бы не знаю кем была. Мой отчим не пил, не курил, не бил, не наказывал, не орал на меня. Но я была лишена нежности, которая так необходима девочке в раннем возрасте. Наверное, у моего отчима не было такой безоглядной любви, как у Игоря к Георгию. А я так нуждалась в такой любви. Думаю, что у меня не складывались отношения с мужчинами, потому что у меня не было примера. И то, что я мужчинам никогда не доверяла, это тоже из детства.

- Чему вы учите детей в первую очередь?

– Быть самим собой. Детям важен пример родителей. Если дети видят, что ты абсолютный подонок и живешь двойной жизнью, то и они станут такими же, если не хуже. Они видят, что я работаю, жалею и щажу близких, маму и Игоря, что я преданная семье мама. А еще непозволительно врать детям. Этого они не прощают.

- О вас говорят как о властной и дерзкой женщине, которой палец в рот не клади. Это так?

– Так! Если кто-то попытается заговорить или поступить со мной по-хамски, то получит достойный отпор. Я не позволяю обходиться с собой вульгарно, и разговаривать со мной грубо очень трудно. У меня язык не лезвие, а лазер. Я всегда говорю, что даже не нужно пытаться мне хамить, иначе будете ходить лет 10 и вспоминать этот палящий диалог между вами и мной.

- Такое ощущение, что вы словно всю жизнь бросаете вызов людям и судьбе, противостоите всему и вся. Это что, протест за нанесенные вам обиды?

– Нет, что вы? Я ведь мирная очень. Я всегда говорю, что если меня не трогать и не задевать, то я вполне мирно могу ужиться даже с демоном. Я же не всегда в лучшем свете показываюсь в этих ситуациях. Мне бывает неловко и думаю, что лучше бы этой ситуации не было, и что я вот такая взрослая, а вынуждена ударить человека.

- Ударить?

– Ну да. Но это уже бывает после третьего предупреждения.

- Говорят, голубые глаза склонны к измене. Вы никогда не изменяли себе, друзьям?

– Я очень влюбчивая в друзей, людей. Даже иногда мне неловко, что я вроде как взрослая женщина, а влюбляюсь в кого-то безмерно. Я очень страстная, независимо от возраста и пола. Я прямо могу залюбить, хотя, может быть, это нехорошо. Я ведь казачка с Урала.

Я и в семье такая же. Я кипяток и лед! Мне кажется, что я лучше знаю, что человеку нужно. Вот мой брат, который младше меня на 13 лет, я его страстно люблю и стараюсь помочь ему всячески. Мама говорит мне, что он человек взрослый и сам справится, но я все равно стараюсь все время быть в курсе его забот и проблем. Но это у меня от любви. А иногда, наверное, человеку тяжело выдержать мою любовь и страсть.

- У вас было три брака. Скажите, что вы вынесли из них?

– Я никогда не гуляла из койки в койку. Все мужчины, которые у меня были, хотели на мне жениться и я выходила за них замуж. Что же в этом плохого? Что я вынесла? Я стала жалеть мужчин, которые были со мной. После рождения Георгия, поняла, что мужчины тоже люди. Они вызывают сострадание, им бывает больно, неуютно.

Мужчины тоже плачут и им тоже бывает обидно, у них тоже может что-то не получаться, могут остаться без работы, их тоже пытаются унизить и нагнуть. Но за это не нужно их ругать и «пилить». Я теперь вижу в мужчинах своего сына и поэтому отношусь к мужчинам по-человечески, без загогулин.

- Оглядываясь назад, что вспоминаете в первую очередь?

– Я не люблю свое прошлое и никогда не оглядываюсь назад. Как в плохих фильмах, где вспоминают себя в белых платьях, бегущую по берегу моря в рапиде в лучах солнца. Если бы мне сегодня предложили вернуться в свои 25 лет, я бы заменила эту возможность расстрелом. Не хочу возврата назад. Я не считаю, что тот опыт, который я приобрела, пригодился мне в жизни или нужен. Вот если бы можно было что-то подкорректировать или убрать, то да. Хотя самая большая глупость – жалеть, что что-то ты в жизни сделал или не сделал. Мне бы хотелось быть помягче и попроще. Знаете, как меня зовет мой муж? Зима.

- В смысле, что вы холодная?

– Нет, в смысле, что я могу заморозить любого. А мне бы не хотелось морозить, не хочется попадать в ситуации, когда я вынуждена это делать. Но это случается. Мне хочется больше времени проводить в расслабленном состоянии, не защищаться и не быть в состоянии прыжка. Кстати, даже зная свою силу, я никогда не нападу первая.

- Вам приходилось усмирять свою гордыню, переступать через себя?

– Да, но ненадолго. Потом прорывало. Это касается детей. Ради них я шла на поклон к врачам, приходилось унижаться перед ними.

- А что, так не помогали?

– Так нет, не помогали. Поверьте, дать конверт с деньгами – это непросто. И чтобы к твоему ребенку были более внимательны, когда он болеет, это непросто. Некоторым ведь в кайф поунижать известного человека. В лютые 90-е, когда в магазинах все было по талонам и я жила в Ленинграде, помню директор магазина по имени Наташа сидела в подсобке и пила со своим любовником-грузчиком.

А я пришла к ней по договоренности купить там что-то, причем за две цены. Помню, она сидела с красной рожей на бочке и, опрокинув очередную рюмку паленой водки, сказала: «Вот, Гузеева, ты артистка, а пришла ко мне на поклон». Естественно, я развернулась и ушла, даже не стала покупать у нее то, что она мне обещала.

- В юности вы были эпатажной дамой. А сегодня вы бы смогли выкинуть этакое, чтобы все ахнули?

– Нет. Я тут недавно виделась со своей институтской подружкой, которая уже старая девочка, потому что пьет беспробудно. Она мне говорит: «Вот, Гузя, какая ты была раньше клевая и какая сейчас стала, скучная и неинтересная».

Мне кажется, что если человек ведет себя так же как и в 20 лет, будучи при этом в возрасте за 40, то это выглядит смешно и жалко. Человек должен меняться. То, что было мило в 20 лет, в 30 или в 40 уже комично и даже настораживает. Представляете, если бы я пришла к вам на интервью с алюминиевым ведром вместо сумочки и в разных сапогах? Вы бы сразу решили, что по мне Кащенко тоскует.
ABOUT THE SPEAKER

Лариса Гузеева

Советская и российская актриса театра и кино, телеведущая. Заслуженная артистка РФ. Член общественной организации «Союз кинематографистов России»

Другие статьи автора

Смотрите так же

6 Февраля

Слава Полунин: Хохот – теперь мое состояние на годы!

Знаменитый клоун Вячеслав Полунин рассказывает о но­вых и старых проек­тах и объясняет, как перестроил свой внутренний механизм на радость
Слава Полунин
6 Февраля

Николай Цискаридзе: Как понять балет?

Этот текст прочитают люди, в том числе не очень хорошо понимающие тонкости балетного языка. Мы им посоветуем посмотреть то, что на взгляд Николая, позволит незнающему человеку понять, полюбить, почувствовать балет.
Николай Цискаридзе
13 Февраля

Валдис Пельш: Антарктида. 200 лет открытий.

Попасть на белый континент - это все равно, что слетать в космос, только это мероприятие чуть более реально. 3 года подготовки и команда РД Студия во главе с Валдисом Пельшем прошли по Антарктиде 5519 км за 38 дней от станции «Новолазаревская» до станции «Прогресс».
Валдис Пельш

Наверх