Максим Григорьев: Революция неизбежна

Максим Григорьев
Максим Григорьев: Революция неизбежна
Большинство предпринимателей понимают важность цифровой трансформации для собственного выживания, но лишь половина из опрошенных Forrester компаний меняют свой бизнес, а 22% — либо не делают ничего, либо только изучают возможности. Между тем, по данным исследования IDG, стартапы, работающие по стратегии digital first («цифра» прежде всего»), могут увеличить свой доход на 34%, а остальные компании — на 23%. «Настало время выбора: стать частью цифровой революции или погибнуть», — считает ex-начальник Центра финансовых технологий и главный IT-архитектор Банка России, партнер и куратор факультета «Цифровая трансформация» школы MACS Максим Григорьев. Он рассказал, как не остаться за бортом революции, как маленьким компаниям использовать этот исторический момент и почему айтишникам необходимо повзрослеть.


О бизнесе

Мы живем в революционное время. С одной стороны, исчерпаны традиционные источники экономического роста, — в экономике кризис и стагнация. С другой — с экспоненциальной скоростью развиваются технологии: их возможности удваиваются каждые 1,5 года, — это создает огромное давление, но и открывает беспрецедентные возможности.

Это давление превращается из количественного в качественное: оно создает новые возможности, позволяет принципиально менять бизнес-модели. Но революционные перемены создают и новые риски.

Для компаний настало время выбора: стать частью этой цифровой революции — или погибнуть. Если вы не предпринимаете активные действия, у вашего бизнеса нет будущего. Вас съедят новые высокотехнологичные компании, ваши клиенты получат более привлекательные сервисы, а вы останетесь за бортом истории и вымрете, как динозавры.

Цифровой бизнес можно построить с нуля, а можно трансформировать существующий. Иногда для этого нужно разрушить предыдущую бизнес-модель. «Рокетбанк» и «Тинькофф» — отличные примеры построения цифрового бизнеса с нуля, а Qiwi и Сбербанк — изменения готового бизнеса. Но самые известные мировые примеры цифровой трансформации — Airbnb, Booking.com, Uber и Netflix.

В России путают цифровую трансформацию и ускоренную автоматизацию. Недавно я услышал, как руководитель IT-департамента одной из крупных энергетических компаний уверенно сказал, что у них всё отлично с цифровой трансформацией и сейчас они «просто стали быстрее автоматизировать». Это ошибка.



Что такое цифровая трансформация
Источник: доклад MIT «Девять элементов цифровой трансформации»

Цифровая трансформация — использование современных технологий для кардинального изменения облика предприятия, отрасли, сегмента экономики. Такие достижения цифровой эпохи, как искусственный интеллект, мобильность, социальные медиа и умные устройства, применяют для создания новых цифровых продуктов и революционного изменения бизнес- и операционной модели компаний.



Цифровая трансформация — это, в первую очередь, изменение бизнеса. При автоматизации IT дает компании готовое решение, или сервис, выполняющее часть традиционного бизнес-процесса или поддерживающее его. В этом случае бизнесу не нужно — да он и не хочет — разбираться в технологиях, работающих «под капотом». Главное, чтобы сервис был доступен в нужное время, безопасен, правильно работал и был не очень дорог.

Ситуация меняется кардинально, когда понимание технологии дает компании стратегическое преимущество. Это та революция, которая происходит сегодня.

Теперь владелец бизнеса обязан понимать возможности, потенциал и риски новой технологии. Это помогает не просто оптимизировать существующий процесс, а придумать его заново.

Главная особенность текущего момента — то, что раньше было доступно гигантам, стало доступно и небольшим компаниям. Информационные технологии, которые раньше в основном помогали более эффективно обрабатывать данные, стали влиять на сферы, где продукт и объект материален. Даже малый бизнес получил доступ к таким технологиям. Например, 3D-печать теперь позволяет выпускать товары малыми партиями.

Максим Григорьев1.jpg


Ситуация меняется кардинально, когда понимание технологии дает компании стратегическое преимущество. Это та революция, которая происходит сегодня.

Теперь владелец бизнеса обязан понимать возможности, потенциал и риски новой технологии. Это помогает не просто оптимизировать существующий процесс, а придумать его заново.

Чтобы не остаться за бортом цифровой революции, бизнесу нужны изменения сразу в нескольких областях: в технологиях, методах управления, в людях. Мы открыли в MACS факультет «Цифровая трансформация», чтобы другие могли учиться на опыте компаний, уже совершивших эти изменения, — и не повторять их ошибок.

В России для цифровой трансформации очень интересна сфера ретейла — там заложен огромный потенциал для инноваций. Будут появляться предложения и бизнесы на стыке с финансами, развлечениями и другими нематериальными продуктами.

Перспективны и классические индустрии — в том числе тяжелые. Там цифровые фабрики, цифровые двойники и технология 3D-печати позволят драматически сократить время, необходимое для вывода продукта на рынок. Если раньше было необходимо проходить длительные фазы дизайна, прототипирования, создания и отладки технологического процесса, с новыми технологиями большую часть работы можно делать в виртуальном цифровом пространстве, а натурные прототипы изготовлять с помощью технологий аугментации и 3D-печати.

Медицина — эльдорадо для новых идей и возможностей, ведь она удовлетворяет самую главную потребность человека — быть здоровым и жить долго. Искусственный интеллект позволит лучше диагностировать заболевания на ранней стадии, создавать эффективную стратегию лечения. Современные методы моделирования уже дают возможность проводить начальные фазы исследования лекарств в цифре. А с появлением доступных квантовых вычислений произойдет революция в моделирования химических соединений, которая сократит сроки, необходимые для вывода лекарств на рынок.



Цифровые двойники и фабрики

Цифровой двойник — компьютерная копия конкретного изделия, группы изделий или производственного процесса. Технология помогает упростить выпуск нового продукта или запуск целого производства, с ее помощью можно будет провести цифровую симуляцию, просчитать возможные риски и при необходимости скорректировать процесс.

Цифровые фабрики — системы комплексных технологических решений, когда параллельно к реальному производству строят цифровую модель. Все изменения и оптимизация испытываются сначала в цифровой модели, а затем реализуются на реальном производстве. Такие фабрики упрощают проектирование и производство глобально конкурентоспособной продукции и сокращают время от стадии исследования и планирования до созданием цифрового макета или опытного образца.

Максим Григорьев2.jpg

О технологиях

Если хотите посчитать, сколько денег необходимо, чтобы идти в ногу со временем, смотрите на пропорцию средств, которые компании тратят на развитие и инновации. У ведущих компаний это 50% и выше. Технологические тратят 30%, а отстающие — меньше 10%.

Ключевое значение для бизнеса имеют disruptive technologies (или подрывные технологии), создающие новые продукты и модели ведения бизнеса. Это искусственный интеллект, виртуальная реальность, дополненная реальность, блокчейн, 3D-печать.

Главное заблуждение собственников бизнеса и стартаперов — что всё это происходит где-то далеко.

Предпринимателям опасно ждать, пока disruptive technologies станут обыденностью. Мы сейчас в любом случае стали частью новых технологий и используем их в реальной жизни. И предпринимателям больше, чем кому-либо, нужно экспериментировать и прототипировать. А также постоянно и непрерывно учиться.

Искусственный интеллект в ближайшие годы станет критически важной технологией. Он проникнет во все сферы — от поддержки пользователей до информационной безопасности, — повлияет на людей и бизнес-модели, ускорит дальнейшую эволюцию.

Компания без доступа к большим данным вряд ли сможет стать успешной. Большие данные используются для обучения искусственного интеллекта и именно за них сейчас ведется борьба как на глобальном (GDPR в Европе, закон о переносе дата-центров в России), так и на локальном уровнях.

Пять лет назад использовать искусственный интеллект могли несколько компаний на рынке, а сейчас я тренирую нейронные сети не выходя из дома. Перестали действовать ограничения, которые для бизнеса были сродни силе притяжения: снизилась плата за вход, снизились требования к хард-скиллам. Раньше, чтобы создать IT-инфраструктуру для компании, требовалось несколько лет. Сейчас можно взять готовое open source решение и развернуть первичную систему в облаке, — этого хватит, чтобы создать прототип и показать его инвестору.


4 главных качества правильного цифрового продукта

(По мнению Максима Григорьева)

1. Бесплатно. Мы больше не готовы платить за сервисы — к этому нас приучили Google и Facebook.

2. Мгновенно. Платежи, информация или покупка услуги — всё должно быть без задержек.

3. Идеально. Любая услуга должна быть качественна, клиенты не готовы решать проблемы, обращаться в поддержку и терять время.

4. Индивидуально. Кастомизация и адаптация, персональный подход и никакого ширпотреба.


О людях

Сегодня важно быть гибким, действовать по методике Agile: совершили ошибку, откатились на шаг назад, попробовали снова. Try. Fail. Try again. Метод решения задач waterfall («водопад», или каскадная модель), когда всё делают поэтапно, а в случае ошибки откатываются в самое начало, больше не эффективен.

Годами существовавший водораздел между бизнесом и IT пропадает.

IT-директора часто жалуются на профильных конференциях, что представители бизнеса их не понимают. По этому поводу отлично сказал Марк Твен: «Когда мне было четырнадцать, мой отец был так глуп, что я с трудом переносил его; но когда мне исполнился двадцать один год, я был изумлен, насколько этот старый человек поумнел за последние семь лет». Ситуация очень похожая. Айтишникам необходимо повзрослеть и начать понимать бизнес.

Раньше можно было получить образование в вузе и до 50 лет работать на том багаже знаний, практически не обновляя его, а сейчас необходимо заново начинать учиться сразу после выпускного. Тот, кто склонен к непрерывному образованию, будет иметь на рынке конкурентное преимущество.

Бизнесу очень важно плотно сотрудничать с образованием. Когда в 1985 году Стив Джобс ушел из Apple и основал компьютерную компанию NeXT, первые версии компьютеров NeXT он отдал в университет, чтобы студенты учились на них и, выйдя из университета, были готовы работать именно на NeXT.

Университеты должны переосмыслить свои программы и сделать шаг в сторону востребованных бизнесом навыков. Где-то в вузах еще учат веб-дизайну, хотя нужно более глубоко давать математику. Успешный американский вуз MIT (Massachusetts Institute of Technology) базируется на традициях российской инженерной школы, когда в вузах давали фундаментальные знания, а специфические профессиональные навыки выпускники получали на практике. Мы эту традицию потеряли за стремлением к узкопрофильному образованию.

Максим Григорьев3.jpg

Образование будущего — «высокогранулярное» образование. Сегодня нас меняют очень грубым и неточным инструментом. Школа, ВУЗы и курсы рассчитаны на среднего человека: очень плохо учитывают индивидуальные особенности, личные цели и ограничения каждого. В будущем мы будем получать образовательный контент маленькими порциями, точно, как скальпель хирурга или инструмент Микеланджело, превращающий нас в совершенного человека.

В MACS мы построили нашу образовательную программу с нуля. Она содержит правильный баланс между развитием hard- и soft-skills. Это первая в России комплексная программа про цифровую трансформацию, с логичной структурой, преподавателями, реально прошедшими этот путь, с большим количеством практических примеров. Мы делаем акцент на развитии коммуникаций, мышления, эмоционального интеллекта. Очень важной будет история про то, как придумать новую идею, цифровой продукт, бизнес-модель. Мы сделаем так, чтобы наши выпускники не боялись таких слов, как нейросеть, чат-бот, dataset, — всё это студенты освоят на практике. И, конечно, мы научим, как правильно организовать цифровую компанию, как эффективно продать цифровой продукт.

О Максиме Григорьеве

Участвовал в создании компании IT Expert и организации сообщества IT Service Management в России. Разрабатывал IT-архитектуру Центробанка, в июне этого года получил премию IT Management Forum «за выдающиеся заслуги в деле продвижения передовых методик и лучшего опыта управления информационными технологиями». Курирует факультет Цифровая трансформация в Московской школе коммуникаций MACS.

ABOUT THE SPEAKER

Максим Григорьев

Экс-начальник Центра финансовых технологий Банка России.

Другие статьи автора

Смотрите так же

9 Февраля

Рэй Курцвейл. Прогноз до 2099 года от технического директора Google

Технический директор Google и известный технологический футуролог Рэй Курцвейл выступил в начале этого года с очередной порцией предсказаний.
Рэй Курцвейл
9 Февраля

Данила Медведев: Экономический потенциал ИТ - нулевой

Интервью с футурологом Данилой Медведевым — евангелистом трансгуманизма и крионики в России. Российский футуролог рассказывает, зачем России трансгуманизм, как венчур мешает прогрессу и какие технологии будут хайповать завтра.
Данила Медведев
28 Января

Давид Ян: Бизнес-кодекс

Основатель и председатель совета директоров ABBYY Давид Ян рассказал, почему провалить бизнес — лучше, чем пройти курс MBA, с какими партнерами ему точно не по пути и почему от госзаказов лучше держаться подальше.
Давид Ян

Наверх