Бюро ТОПСПИКЕР - первое российское спикерское агентство
Самая большая база спикеров - более 700 профилей экспертов
Спикеры для корпоративных мероприятий, конференций, форумов
Мастер-классы, семинары, тренинги:  Мотивация, лидерство, бизнес и др.
Статьи и видео спикеров - более 2000

Елизавета Овдеенко: О любимых книгах, сексизме и славе

Елизавета Овдеенко: О любимых книгах, сексизме и славе
Прошлый сезон «Что? Где? Когда?» закончился драматически: знатоки снова проиграли телезрителям в финале года. Несмотря на это, одна из участниц — Елизавета Овдеенко — стала новым магистром клуба. Игорь Кириенков расспросил ее про молодых игроков, командные ритуалы и рецензии Станислава Зельвенского.

— Для поклонников «Что? Где? Когда?» 2018 год запомнился двумя событиями: вы стали магистром, а Ровшан Аскеров покинул клуб. Примите наши поздравления — и скажите, что вы думаете об уходе одного из самых популярных игроков последнего десятилетия.

— За поздравления спасибо, а Ровшан — да, принял такое наверняка непростое для себя решение. Многие, включая меня, удивились. Разные периоды бывают в жизни у людей. Честно говоря, думаю и надеюсь, что этот период у Ровшана быстро пройдет. Я бы хотела еще против него поиграть. Он непростой и интересный соперник.

— А сами бы вы кого магистром выбрали?

— Балаша Касумова.

— Члены клуба встречаются только на играх — или у вас есть, условно говоря, чат, где вы обсуждаете общие, касающиеся всех вопросы?

— Мне кажется, я не ошибусь, если предположу, что командный чат есть у каждой команды. У нашей точно есть, правда, чаще всего мы там не обсуждаем организационные вопросы, а шутим. Ну и так как мы не самая молодая в клубе команда и не успели уйти в мессенджеры с головой, иногда мы по старинке даже созваниваемся и общаемся голосом!

— Есть ли у вас в клубе друзья и подруги — люди, с которыми вы обсуждаете не только игру?

— Конечно: Юля Лазарева, Балаш, Миша Скипский, Дима Авдеенко, Володя Антохин, Настя Шутова, Леня Тимофеев.

— А с Борисом Крюком вы за пределами игрового стола общаетесь? Он вообще консультируется с магистрами и знатоками — когда, например, хочет ввести новое правило (вроде минуты в кредит) или рубрику (типа вопросов от знаменитостей)?

— Честно говоря, точно не знаю. По ощущениям, такого рода решения ведущий принимает самостоятельно, и для всех игроков новая рубрика является по-настоящему новой в режиме прямого эфира. Мне как азартному игроку интересно узнавать о новинках именно таким образом, но — не буду душой кривить, — конечно, если у меня спросят совета, я с удовольствием задумаюсь.

— «Что? Где? Когда?» существует уже больше 40 лет. Если бы вам предложили изменить что-нибудь в любом аспекте игры, что бы вы выбрали?

— Это довольно популярный вопрос — и мой ответ на него прозвучит довольно скучно: я не хочу ничего менять. Но за этим ответом кроется моя довольно жесткая позиция и по отношению к игре, и по отношению к жизни. Она звучит примерно так: «Хочешь что-то изменить — начни с себя».

— На ваш взгляд, нет ли в игре некоторого сексизма — например, в формулировках или ответах на вопросы, предполагающих традиционное разделение ролей в семье или связанных с гендерными стереотипами? Из относительно недавних меня смутили вопрос о приспособлении для нанесения лака для ногтей и вопрос о картине Эдварда Берн-Джонса, на которой изображена женщина за работой.

— Приведенные вами примеры мне не кажутся сексизмом. Вот этот вопрос из бакинского телеклуба в свое время вызвал бурю — и здесь, на мой взгляд, есть основания.

— Вы сетовали, что не удается регулярно видеться с партнерами по команде. А что происходит накануне игры — и сразу после?

— У всех команд есть правило — собираться на эфире перед своей игрой. И так как играть в эти выходные не нужно, это лучшее время для тимбилдинга — практически всегда это довольно длительные посиделки после эфира и обсуждение только что закончившейся игры. И хорошо, если играющая команда победила или сыграла так, как нам выгодно (бывают, увы, ситуации, когда приходится болеть за определенный счет или вообще против знатоков — хорошо, что нам в последнее время из-за высокой позиции в рейтинге это почти не нужно). Игровые выходные — время довольно напряженное (по крайней мере, я его так воспринимаю), там не до тимбилдинга. В субботу тренировка и ужин после нее, в воскресенье у каждого свое: мне лучше всего помогает сон и спорт.

— В последние годы в клубе появилось несколько молодых команд. Чувствуете ли вы какие-то различия между манерой игры опытных коллективов — вашего, Андрея Козлова, Виктора Сиднева и других — и знатоков, которые за столом всего несколько лет?

— Да, конечно, отличия есть. У игроков команды Сиднева четырнадцать «Сов». У игроков команды Бориса Белозерова — всего одна. Само собой, наличие или отсутствие наград и регалий не могут не отражаться на стиле игры. Как зритель я бы сказала, что белозеровцы показывают открытый футбол, а Сиднев — скорее закрытый. А у Козлова очень многое зависит от сильного и харизматичного тренера.

— Пересматриваете ли вы свои или чужие игры дома?

— Свои никогда не смотрю, закрываюсь от эмоциональных перегрузок. А чужие часто пересматриваю, особенно если на игре не удалось понять, а что, собственно говоря, произошло с командой, почему не отобрали правильную версию. Мы же, как правило, активно думаем над вопросами, стоя в домике, — не всегда получается уследить за игрой.

— В вашей семье было принято смотреть «Что? Где? Когда?»? Вы помните, когда вам захотелось поучаствовать — самой?

— Смотрели, конечно. По поводу того, когда захотелось поучаствовать: в 2005 году, когда меня позвали на первый отбор, почти не набирали новые команды. Я, конечно, немного играла в спортивное «Что? Где? Когда?» (немного по сравнению с тем, сколько играю сейчас), но, знаете, я даже не успела понять, что поучаствовать в этой передаче в принципе можно. Тогда мне это казалось недостижимым, и приглашение на отбор стало абсолютным сюрпризом.

— А чем отличается подготовка к играм в спортивное «Что? Где? Когда?» от приготовлений к телевизионным поединкам — до шести очков, с тринадцатым сектором и трансляцией на всю страну?

— А я не делаю различий между своей обычной жизнью и подготовкой к игре — что к спортивным турнирам, что к телевизионным. Я довольно много читаю и смотрю, но я бы это делала и если бы не играла. Конечно, развивается особый взгляд знатока — это когда ты читаешь книгу или смотришь фильм и: а) видишь факт и думаешь — о, интересно, об этом могут спросить или б) видишь факт и думаешь — о, интересно, нужно сделать вопрос. Со временем у меня пункт «б» стал превалировать над пунктом «а» — сейчас мне нравится придумывать вопросы. Это не сразу пришло, и я не уверена, что у меня все хорошо получается, но теперь выходит точно лучше, чем лет 7 назад.

Например, в этом году я буду редактировать первый в жизни синхронный турнир. Забавно, что раньше его редактировала Марина Межова, которая когда-то стала обладательницей «Хрустальной совы», выиграв именно у нашей команды (вопрос про костюм велосипедиста), а моим партнером по редактуре будет Павел Ершов, который написал книгу [«Путь решения»] в соавторстве с Максимом Поташевым. Тесный мир «Что? Где? Когда?».

— Вы чемпионка мира в «Что? Где? Когда?». Расскажите, как проходят такие соревнования: знатоки из каких стран участвуют, по каким правилам и схеме проводятся игры и — самое главное — на каком языке?

— А почему самое главное — на каком языке? Традиционный язык нашей игры — русский. Вообще, мне кажется, клубы «Что? Где? Когда?» есть почти в каждой стране, где живут много выходцев из СНГ. Такая довольно объединяющая в этом смысле игра — сначала русскоязычных людей внутри страны, а затем этих стран между собой. Чемпионаты мира проводятся по правилам спортивного «Что? Где? Когда?» — много команд одновременно отвечают на много вопросов; побеждает та, которая ответит на большее их количество. Участвуют знатоки из Чехии, Германии, Израиля, США, Канады, Польши, Великобритании, Нидерландов — ну и бывших советских республик, конечно.

— Вы рассказывали про Максима Руссо — блестящего игрока в спортивное «Что? Где? Когда?», у которого ничего не вышло в телевизионном формате. А у каких знатоков получается и там и там?

— У Станислава Мереминского, Эльмана Талыбова, Инны Семеновой.

— Вы говорили, что можно ответить на любой вопрос. На какой вам было обиднее всего не ответить — ну, не считая того самого, про Агату Кристи и разбитую посуду?

— Про академика Королева.

— А какой вопрос больше всего запомнился — красотой формулировки, изящностью ответа, неожиданной темой?

— Мне нравятся вопросы, которые придуманы лично телезрителями. Например, вопрос про «Дом, который построил Джек» или вопрос про рисунок, на котором были изображены дом, дедушка, внук и воздушный шарик — и загаданы московские аэропорты Домодедово, Внуково и Шереметьево (народное название последнего — «Шарик»). Я люблю такие вопросы — они сложные, потому что в логику случайного телезрителя, наверное, проникнуть труднее, чем в даже самые необычные образы Вознесенского или Бродского. Хотя это, конечно, не совсем корректно сравнивать. Я хочу сказать, что мне интересно на них отвечать, потому что это словно поединок с телезрителем, с его мышлением, воображением.

— Вы не только отвечаете, но и сами сочиняете вопросы. Я нашел базу с ними: многие — про кино. Что вы любите смотреть и что больше всего понравилось в прошлом году?

— О да, я очень люблю кино. Наверное, самым ярким киновпечатлением года был Берлинале — это довольно демократичный для обычных зрителей фестиваль (по сравнению с Венецианским и Каннским), но с фестивальной атмосферой и вполне реальной возможностью раздобыть билеты на фильмы из программы. И вот в этом году несказанно повезло — благодаря хорошей знакомой — попасть на премьеру «Не прикасайся», который буквально через два дня получил «Золотого медведя». Картина весьма неоднозначная, никто не ожидал, что она выиграет (например, вы даже не включили ее в список 25 самых ожидаемых), но впечатление сильное.

— Один из ваших вопросов посвящен рецензии Станислава Зельвенского на фильм «Где-то». Вы читаете «Афишу»?!

— О, это любимый фильм нашей команды! У нас раньше была традиция ходить в кино перед играми, так вот, на этом фильме половина команды уснула. Но я не скажу, какая именно. «Афишу», мне кажется, читают все, кто хотя бы иногда отдыхает. А Зельвенского — так вообще все!

— Что вообще читают знатоки? Вот у вас есть какая-то система — обязательно что-то про историю и географию, — или вы руководствуетесь собственным вкусом?

— Знатоки, как и все остальные люди, по моим наблюдениям, читают меньше, чем лет 10 назад. Если кто-нибудь мне возразит, я буду очень рада, но, по-моему, общая грустная тенденция налицо. Интернет и соцсети берут свое. Знатоки читают то, что им нравится, — без особой системы. Я одновременно читаю что-нибудь из художественной литературы (почти всегда — на бумаге) и какой-нибудь нон-фикшен (почти всегда — на «Букмейте»). Прямо сейчас это «Ученица» Тары Вестовер и «Великие интервью журнала Rolling Stone за 40 лет».

— Легендарный знаток и филолог Федор Двинятин составил (к сожалению, недоступный) список главных русских книг для проекта «Полка». А какие — ну, скажем, 10 произведений — выбрали бы вы?

— У меня нет такого списка. Я даже не буду пытаться его составлять. Немного другое восприятие, более динамическое, что ли. Читаю что-то прямо сейчас, много думаю об этой книге прямо сейчас, затем (если повезет) выношу пару-тройку полезных мыслей, идей, образов и иду дальше. Нет, я не вычеркиваю только что прочитанную книгу из своей жизни, но и не вставляю ее в уже существующий рейтинг. Конечно, есть книги, которые меня очень впечатлили, и их много, но я не готова, например, выбирать между «Щеглом» и «Тайной историей», «Облачным атласом» и «Литературным призраком», «Внесите тела» и «Волчьим залом», «Правдой о деле Гарри Квеберта» и «Книгой Балтиморов», — а для списка выбирать придется.

Из современной российской литературы мне нравится «Июнь» Дмитрия Быкова, «Лестница Якова» Людмилы Улицкой, «На солнечной стороне улицы» Дины Рубиной и — конечно! — «Лавр» Евгения Водолазкина. «Время женщин» и «Женщины Лазаря» еще вот рифмуются, хотя авторы разные.

— Есть ли у вас любимый знаток — или тот (та), с кем бы вы мечтали когда-нибудь сыграть?

— Я не покривлю душой, если скажу, что мне очень повезло с командой и не хочется ничего менять. Но по опыту спортивного «Что? Где? Когда?» очень комфортный партнер — Станислав Мереминский, он и сам сильно играет, и другим игрокам добавляет — это ценное и редкое качество. Было бы, однако, любопытно поиграть с Аленой Повышевой — мне нравится ее капитанский стиль.

— Знатокам регулярно что-то вручают и дарят ведущий и спонсоры: от собственно игровых наград до поездок в экзотические места. Что есть в вашей коллекции?

— У меня есть три памятных подарка с игр — предметы, которые были в черных ящиках. Чебурашка в самом начале игровой карьеры (на этот вопрос мы не ответили); маска, которую Оскар Уайльд надевал перед тем, как сказать человеку всю правду (а на этот ответили, и это тоже памятный, кстати, для меня момент — ответ в конце второй минуты обсуждения, а сама маска — с запомнившейся многим телезрителям новогодней игры, еще при Владимире Яковлевиче Ворошилове, я тогда еще не играла); и браслет для кормящих мам — это вообще была не наша игра, но подарили мне, потому что я только что родила. Когда ведущий что-то дарит во время игры, это всегда довольно запоминающееся событие: в истории, как «Сова» или «Хрустальный атом», не останется, а в памяти — да. А вот палитру с зимней серии этого года после игры мне показали вблизи, когда брали интервью для интернет-трансляции на чтогдекогда.рф; даже дали сфотографировать, но тут же забрали обратно, потому что она принадлежит художнику телепередачи.

— Как раз хотел спросить про беременность: в декабре 2015 года вы играли в финале года, а в январе 2016-го родили ребенка. Как вам это далось?

— Очень хорошо далось, без отрыва от работы и игр. Как раз играла тогда за очень сильную спортивную команду «Борский корабел», с которой многого удалось достичь. Придерживаюсь активной позиции, что беременность — не болезнь (конечно, если протекает нормально), но определенное снисхождение со стороны мужчин чувствовала: в «Что? Где? Когда?», кстати, в меньшей степени.

— Ощущаете ли вы себя знаменитостью: грубо говоря, подходят ли к вам на улице за автографом? Как на ваше участие в игре реагировали коллеги?

— Чаще всего в театрах, музеях и на книжных выставках. Коллеги всегда поддерживали — в Одессе по-другому не бывает (Елизавета Овдеенко родилась, играла и работала в Одессе до 2010 года. — Прим. ред.).

— Капитан вашей команды Балаш Касумов ведет игры «Что? Где? Когда?» в Баку. А вы себя в этой роли не хотели попробовать? Или вы как раз и будете ведущей в вашем паб-квизе «БрейнЗона»?

— Балаш отлично ведет, мне очень нравится. Я бы хотела попробовать себя в роли ведущей телевизионной викторины, но точно не «Что? Где? Когда?». И да, я с удовольствием пишу и веду свой квиз «БрейнЗона». Приходите поиграть!
ABOUT THE SPEAKER

Елизавета Овдеенко

Магистр Элитарного клуба «Что? Где? Когда?», автор и ведущая квиза «БрейнЗона Елизаветы Овдеенко»

Другие статьи автора

Смотрите так же

28 Января

Николай Прянишников. Каким должен быть современный топ-менеджер?

Гендиректор сети фитнес-клубов World Class Николай Прянишников рассказывает о том, каким он видит современного топ-менеджера, почему стоит менять компании или проекты каждые два года и почему для руководителя уже не важно, из дома работает сотрудник или из офиса.
Николай Прянишников
6 Февраля

Ирина Хакамада: Любой человек должен меняться

Как начать жизнь заново, побороть стресс, найти внутренние силы для решения проблем и личностного роста — рассказывает Ирина Хакамада
Ирина Хакамада
31 Января

Юлиана Слащева. Интервью о «Союзмультфильме».

Председатель правления «Союзмультфильма» Юлиана Слащева рассказала о борьбе за права на «золотую коллекцию», диверсификацию источников дохода студии и почему попугай Кеша превратится в стендапера
Юлиана Слащёва